Экзистенциальный коучинг как практика работы с категорией «жизнь»

Экзистенциальный коучинг направлен на пробуждение самости человека для использования его сущностных (своих, собственных) сил в профессиональном или ином контексте жизни. Основной категорией концепции, в рамках которой мы проводим экзистенциальный коучинг, является «жизнь». Это, таким образом, жизненный коучинг, преображение погружением в жизнь как предельную данность, включающую все, что есть. Это прошлое и будущее, ощущения, чувства, мысли, слабости и сила, правда и ложь, многообразие и единство, простота и сложность, цельность и частичность, свобода и закон, здоровье и болезнь. Жизнь не только включает, но и соединяет все в гармоничное единство, взаимообуславливает и воплощает вещи и явления в многообразие форм и видов жизнедеятельности.

То есть, контекстом, в котором разворачивается процесс коучинга, является ситуация жизни — как она переживается, проживается, осмысляется, осуществляется человеком. Это процесс, который «открывает глаза», душу, разум, чувства. Он дает свежесть тем новым для данного контекста сторонам жизни, которые будят, возбуждают в человеке его силы, волю, желания. Через «открывание» себя — себе: новым граням, границам себя; обнаружение себя в своей большей одушевленности.

Экзистенциальный коучинг осуществляется без концентрации на работе с душевными проблемами и психическими нарушениями клиента, но — на расширении его жизненного контекста и его «потенций», на приведение в исполнение его сущности. Цель данного коучинга в том, чтобы помочь человеку своим собственным трудом получить важный для него практический результат, реализуемый им с чувством внутреннего согласия, в котором проявляется его аутентичность, его персональная подлинность. Этот результат может быть получен человеком открытием большего контекста жизни, внутри которого возникают и переживаются его проблемы. В связи с этим, экзистенциальный коучинг служит тому, чтобы помочь человеку в исследовании «данностей» жизненного контекста и, далее, — в его расширении до появления в осознавании и переживании новых возможностей для изменения, обучения и роста. Расширить актуальный жизненный контекст оказывается возможным, если человек в состоянии воспроизвести тот паттерн, в котором его «психе» получила устойчивость и стала ригидным основанием отношений в широчайшем контексте жизни. Как нечто, что однажды случилось в его жизни в ее «искусственности» и «отсутствии», эта часть настоящего является потенциальной возможностью. В фокусе внимания коуча — явления, которые обнаруживают свою значимость для клиента в его поиске ответов на актуальную жизненную ситуацию. Ключом открытия клиентом этих ответов выступает акт диалогического обмена субъективных реальностей коуча и клиента, их взаимосвязанности.

Экзистенциальный коучинг имеет общие основания с экзистенциальным анализом и экзистенциальной психотерапией. В нем ставится задача «открыть» или «оживить» сущность человека, чтобы, затем, привнести ее в диалог с миром, помочь клиенту найти себя в нем, построить подлинные отношения с жизнью. В практике данного коучинга мы пытаемся восстановить способность клиента к диалогичному обмену с миром, приводя его в то «место», где ему необходимо предстоит утвердить свою персональную позицию в жизни.

В нашей работе мы содействуем клиенту «пересмотреть» свои глубинные отношения в системе «Я — и — Мир» и произвести их «выравнивание», центровку. Поддерживая движение клиента вглубь своих убеждений, взглядов и отношений, мы помогаем ему «оживить» и пережить «здесь-и-теперь» те отношения с миром, в которых он попал в ловушку. Это та точка, где клиент потерял контроль над «данностью» и продолжает «отсутствовать», по Хайдеггеру, в настоящее время. Изменением своих переживаний по этому поводу, клиент оказывается способен на реорганизацию своих отношений с миром. Осознание своих убеждений относительно себя, мира и отношений с другими людьми, которые оказались ограничивающими его подлинную сущность, дает клиенту экзистенциальную основу выбора. Это можно представить как глубинное обучение, открывающее возможности роста личностного в человеке.

Вслед за М. Хайдеггером, мы полагаем, что экзистенция наших клиентов может быть понята только в контексте их жизней. Как экзистенциальная практика, коучинг «передвигается» от исследования внутрипсихических процессов к миру, заключается в исследовании того, что может быть воспринято человеком в мире. Как феномены отношений к миру, эти знания не воспринимаются в коучинге как объяснения, но как предположения, изменяющиеся от случая к случаю. Самопроявления клиента могут оказаться значимыми для него в герменевтической интерпретации, которая, в отличие от редуцирующей, сужающей значение феномена, расширяет основы понимания путем расширения контекста, в котором феномен обретает смысл. Этот смысл может быть обнаружен клиентом «здесь-и-теперь», но в заботе о прошлом и будущем, которые есть часть настоящего. В экзистенциальном коучинге, таким образом, ставится задача поиска значений отдельных проявлений (феноменов) клиента в различных контекстах жизненной истории — через установление отношений к этой истории. Найденные значения помогают клиенту установить связь с частями своего прошлого и будущего и, на этой основе, — обнаружить и исследовать свои новые возможности.

Процесс коучинга — это ограниченный временем путь, который проходят клиент и коуч в поиске «выхода» за пределы того Я, которое в настоящий момент не-в-себе, вне себя: не владеет собой и, поэтому, не может дать (другим, себе, миру) то, что хочет, может. Поскольку плохо чувствует свои чувства, плохо видит, слышит, понимает свои желания, возможности, действия, решения. Как общее (коуча и клиента) дело, данный вид коучинга служит созданию условий для сотрудничества клиента с собой: своими трудностями, слабостями, возможностями, ценностями, душой, духом.

Развитая личность характеризуется тем, что она в самой себе находит источник устойчивости. Об этом писал К. Г. Юнг, утверждая, что развитая личность — это личность, которая вырабатывает, создает в процессе своего развития и живет по собственному закону, не тому, который в человеке кем-то уже заложен. Понятие личностной автономии как раз и отражает ориентацию на собственный закон развития. Метод, который используется нами, предполагает процесс совместного «поиска» (термин Д. Бюджентал), в котором ни клиент, ни коуч не знают до конца всего, что происходит в процессе их взаимодействия. Этот поиск наиболее результативен в «точке равновесия» (термин наш, Ж… Ю.), когда человек посредством «прислушивания» к «внутреннему голосу» (Д. Бюджентал), обретает силу и ясность в отношении своего пути. В этой точке уравновешена иерархическая структура противоречий, связывающих конструкт «Я-и-Мир», и человеку открывается возможность самотрансценденции.

Что же раскрывается в совместном поиске? Что лежит между экзистенциальной мыслью и экзистенциальной практикой, соединяет их? В понятийном аппарате проводимого нами экзистенциального коучинга, прежде всего, — категория жизни. Это «наибольшая полнота бытия» (Николай Лосский), все существенное, «… включающее в себя все в замечательной целостности». Жизнь первичнее и глубже всего, ибо она все включает, а не исключает. Это и «бытие» и «ничто», смерть, подсознание, сознание, сверхсознание. Жизнь включает слабость и силу, детство и старость, уже прожитое, переживаемое или только генетически обусловленное. Жизнь разворачивается. Причем, — не в борьбе за существование, а в сосуществовании и сотрудничестве. С множеством процессов внутри тела, души, а также во внешнем мире. Жизнь целостна. И поэтому, она способна исцелять — сотрудничеством восприятий, чувств, влечений, памяти, мышления, интуиции, воли, души, духа. Которые сливаются в благотворную деятельность, в сотрудничество с другими людьми, с миром.

Наша жизнь требует своего понимания, ясности мысли и чистоты речи. Для обсуждения своей жизни, своего экзистенциального опыта, нужно понять и описать, как нечто становится тем, чем оно становится, как оно проявляет себя для сознания и переживающего человека. Мы, вслед за М. Хайдеггером, используем феноменологический подход, чтобы, ничего не оставлять за скобками и выделять жизненный опыт в многоликую ситуацию, где все имеет значение, где ничто не может быть понято раз и навсегда. Чтобы помочь нашим клиентам найти новые возможности, мы используем понятие «душа» и содействуем возможности проявиться душе. Как формирующее единство духовной жизни (Семен Франк), почва, которая питает и дает тепло, энергию и свободу нашим душевным процессам, душа представляется как пространство, поле для душевных процессов. Наша жизнь дана нам, простирается перед нами. Она, как море, имеет глубину и поверхность, течения. Погружение в жизнь позволяет процесс «раздражитель-реакция» превратить в переживание, в котором между ними появляется множество процессов. Эти процессы не последовательны, а пространственны, переходят из плоскости в глубину или высоту. Жизнь рефлексами превращается в жизнь с рефлексией. Жизнь наполняется душевными процессами, имеющими «небо».

Жизнь разворачивается в разных временах. Время человека отличается от времени астрономического. Различно время ощущений, чувств, влечений, памяти. Время душевных процессов нормально-разное и болезненно-разное. Которое надо синхронизировать, гармонизировать.

В богословских понятиях психотерапия есть «посильная помощь, содействие в возвращении человека к его наиболее возможной человечности, к наибольшему образу и подобию, каким он был задуман и создан; возвращении больного к истинным, первоначальным отношениям к себе, к миру, к Богу…» (А. Алексейчик). Коуч же, предлагает что-то новое, что клиент может (если захочет) взять и ис-пользовать (испытать, пережить) для себя. Коуч со-действует достижению клиентом его собственных целей.

Экзистенциальный коучинг, который мы практикуем, это, таким образом: воодушевление (восстановление целостности протекания всех психических процессов, их гармонизация); одухотворение (обнаружение своей связи, связности с миром); освобождение от лишнего (качеств, их интенсивности, мешающей развитию знания, опыта, ослабляющие видение и действие); сотрудничество коуча и клиента (в посильном обмене своими ресурсами, опытом, трудом); состояние (со-вместное пребывание в ситуации клиента, соучастие, изучение происходящего вовне и внутри); посредничество коуча между частной — профессиональной или личной — и общей, цельной личностью клиента. То есть, как системный коучинг, это процесс, включающий в себя много частных процессов и соединяющий в одно целое разные практики.

А хороший коуч, по нашему убеждению, это профессионал и человек, с которым клиенту: легко, но продуктивно учиться; не легко, даже трудно, но быстро и, по-возможности, глубоко преображаться; продуктивно и интересно, но в самостоятельном поиске важных решений и осуществлении непростых поступков; безопасно и защищенно, но в своевременном и ответственном движении к своим целям; душевно и доверительно, но лишь в совместном и в границах его соучастности, восхождении к своим собственным духовным «вершинам».

Способность коуча распознавать проблемы клиента опирается, прежде всего, на его внимание к языку. В речи человека на передний план выходят философские проблемы, которые — как условия человеческого существования — всегда являются частью полярностей: язык и смысл, сущность; сила и слабость; свобода и ограничения; действия и размышления; знание и мудрость; движение и застой; общее и частное; абстрактное и конкретное; иметь и быть; описание-понимание; Я и Мы; свое знание и чужое; зависимость-автономия и др.

Поэтому, первая задача, которую мы перед собой ставим в нашей работе — возвращать мыслям клиента их первоначальную образность; возвращать ключевым словам (направляющим внимание клиента к контексту и ситуации) их сущность. Мы берем на себя роль «попутчика» в заранее не об-условленном поиске нового. Мы «ждем», пока клиент «собирает» свои мысли, хотения, воления (решения), можения (действия) в одно целое и помогаем ему у-держать ясность в отношении про-исходящего. Мы со-участвуем со-стоянию, в котором все происходит «само-собой» — откуда-то берутся мысли, образы, чувства, эмоции, воспоминания и догадки. И, далее, мы ищем возможности все эти частности соединять в один процесс, сами, оставаясь, при этом, его частью. Мы со-участвуем клиенту в его использовании различных психических процессов: со-участвуем восприятию, чувствованиям, памяти, пониманию и др. Этим коуч учит своего клиента. Не пре-до-ставляет ему информацию, а со-действует изменениям (мышления, поведения, о-ценивания, о-сознавания…). Своей главной задачей мы видим соединение явлений внешних (слова, состояния, действия) с их сущностной основой — смыслами или образами, со-единяющими эти явления с их первоосновой и их источниками — телом, душой, духом.

Действенность экзистенциального коучинга — в создании условий для проявления жизненного опыта человека в таком его многообразии и интенсивности, которое, — благодаря со-временности и органичности его душевных и духовных качеств, — достаточно для реализации поставленных целей.

Человек и мир взаимо-действуют друг с другом, воз-действуют друг на друга как субъекты. Любой выбор может быть сделан только по отношению к миру и в контексте окружающей обстановки (со-гласии с ней как частью жизни). Следовательно, любой выбор имеет последствия, связанные с изменениями в мире, — иногда известные, иногда неизвестные; истинные или мнимые, благо-творными или вредными (как человеку, так и всему, что есть в мире). Этот факт не отрицает свободы волеть, воплощать действиями свои желания, не означает свободу от последствий принятого решения. На свободу выбора налагает ограничения реальность. Экзистенциальная свобода всегда понимается как существующая в данной ситуации, с определенными физическими ограничениями и возможными последствиями. Мы можем дать себе свободу, — подумав о ней каким угодно образом. Мы, также, можем лишить себя свободы, — предложив себе те образы и связанные с ними переживания, которые имеют для нас значение несвободы.

Значение принятия человеком факта существования его свободы есть условие ис-пользования ее как сущности, способной наполнить его жизнь огромной силой. Из-лечение в психотерапии, например, начинается тогда, когда пациент видит себя добровольно попавшим, при-шедшим в эту ситуацию, а не считает себя при-внесенным в нее какой-то внешней неподвластной ему силой. Мы призываем в свою жизнь «силы» — когда не становимся ее, жизни, жертвой, а возвращаем себе цельность своей души, позволяем ей нас ис-целить, вернуть себя к целому.

Как только наши клиенты начинают видеть, что в нынешней ситуации они оказались по своему, пусть не-разумному, не о-сознанному, выбору, у них появляется реальная надежда, что они смогут сделать новый выбор, который изменит данную ситуацию. Это видение начинается с появления в языке клиента опыта использовать «я» вместо общего «люди», «я выбираю» вместо «я должен». В такой системе «язык-репрезентация» существует гораздо меньше шансов испытать чувство бессилия.

Является ли свобода нашей иллюзией или заблуждением — вопрос нашей веры в человеческую свободу. Свобода не является истиной в метафизическом смысле и не является психологической характеристикой личности. Мы верим (Ж. Ю.), что это не иллюзия. Определение веры а. Павла как «убежденность в вещах невидимых и получение ожидаемого» нужно про-верять в реальной жизни. В коучинге мы, прежде всего, пробуем убедиться в действительности (для нас и для наших клиентов) нашей веры. Даже малой, малодейственной, но не как что-то угаданное или полученное от авторитета (видевшего то, чего мы не видели). Мы ищем в своих переживаниях нечто значительное, уже подготовившее нас к получению, к ожиданию. И, далее, мы внимательны к тому, что мы получаем от этого.

Литература

  1. Психотерапия жизнью: Интенсивная терапевтическая жизнь Александра Алексейчика/Составитель Р. Кочюнас. — Вильнюс: Институт гуманистической и экзистенциальной психотерапии, 2008. — 416 стр.
  2. Живоглядов Ю. А. Жизненный коучинг: предпосылки, концепция, методология / Актуальні проблеми психології. Збірник наукових праць Інституту психології ім. Г. С. Костюка АПН України/ за ред. Максименка С. Д. — К.: «Логос», 2008. — т.7, с. 97–101

Живоглядов Юрий Алексеевич